Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Прошедший месяц

запомнится
скоростями, необратимостью, красотой.
И еще людьми. Кое-кто в нужный момент (и без всяких просьб) умеет встать вокруг в непробиваемую стенку. Закрыть собой от внешних тумаков.
Мои немногие, можно я вам еще раз скажу? Вы - колоссы, и я за вас сама стеной.

А в Питере волшебство: недолето, недобелые ночи, недожара - всё как я люблю. Газоны одуванчиков, стихи в голове, километры песен.
Через две недели потрогаю еще море всеми пальцами рук и ног, и будет совсем - х о р о ш о.

(no subject)

Я вот абсолютно убеждена, мечт и микромечт много не бывает, и если запасы на исходе, надо срочно пополнять!
Причем микромечты - обозначаю так для себя - дают в этом плане больший простор. Они легко и в голову приходят, и на бумагу ложатся, я обязательно придумываю себе радости на неделю, записываю и с понедельника... радую себя, да. Микромечта не требует затрат больших и времени много - разве что выходить ее ногами, напридумывать в голове, позвонить по нескольким номерам, выстроить себе микротрассу с препятствиями и микромечту добить.
И так кайфово в финале, ты намечтал себе мечту, и она сбылась.
Получила сегодня коробку с паззлами, картинка вот эта, 2000 знаков, и я так по-дурацки рада, потому что я просила и мне всё под елку положили, даже мед прилетел от неведомого дарителя! А паззлы не прилетели. Но какие преграды для профессионального мечтателя: нашла, заказала, получила, в метро на коленках привезла.
И еще у меня теперь есть две книжки, им полвека и я заполучила их, а третья той же серии, собственная, теперь всего лишь вторая, в трилогии. Трилогию собрала, как паззлы. Радость.

Про большие мечты-радости, наверно, тоже надо писать, но мне не пишется, а вот маленькие - это как круги по воде, давайте учиться микроискусству, макро- придет.
Спасибо, кто рядом.

"Я видела чудо, я чудо видала"

Почему я спросила имя, а потом еще и фамилию, понятия не имею. Просто спросила. МИШЕЛЬ ФАМ сел впереди нас на концерте Пугачевой и (а сначала ничего не предвещало) так вдруг обмер при первых звуках, а потом так бешено, ненасытно, счастливо захлопал, раскачиваясь, заливаясь смехом все два часа, подпевая, подмигивая вокруг сидящим, смешно запрокидывая голову. Весь наш ряд был его, МИШЕЛЯ ФАМА. После занавеса он обернулся к нам, поймал улыбку моей мамы, заулыбался сам и зачем-то сказал, что ему 19, студент театральной академии, Аллу обожает с 2001 года (с 11-ти!). Все время смеялся, не как дурачок - как солнце, правда. Он не с иной планеты, он сам по себе - планета, иная: движения, слова, смех. Я не знаю, о чем бы я стала с ним говорить (вздыхать по Пугачевой?), меня не тянет увидеть его снова - мне просто радостно, что где-то на свете есть МИШЕЛЬ ФАМ, человек-солнце, человек-чудо, совершенно особенный, юный бесхитростный МИШЕЛЬ ФАМ.

Сегодня в Интернете нашла хоум видео, МИШЕЛЬ ФАМ поёт песню на свои стихи (мне плевать, что за песня, смотрите на МИШЕЛЯ ФАМА!). Я смотрю и не могу - улыбаюсь:



В заголовке - начало стихотворения Виктора Лунина, про настоящую, живую лошадку. А я видала настоящего МИШЕЛЯ ФАМА.
Привет, МИШЕЛЬ!

(no subject)

По понятным причинам ТВ сейчас смотрю чаще обычного.
По «России» последнюю неделю начали крутить такие ролики.
Перед заходом на каждую рекламу пускают простенькую заставку. Большими буквами: «Есенин – поэт», «Александр II – император», «Менделеев – ученый» и т.д. Закадровый текст: «Выбери себе имя, Россия!».

Нашла их сайт. Мегаакция «Имя России». Обставлено пышно, старт был накануне, т.е. в День России. Вот описание:

185,52 КБ

Кстати, очень напоминает кое-что:

78,04 КБ

p.s. Под фото Сахарова там написано - «пламеннный правозащитник». Под Достоевским - «самый грустный человек в истории русской литературы». Пушкин - «солнце русской поэзии». Рюрик - «полулегендарный варяг». Про Сталина ничего не написано, только годы жизни.

кажется, лучше про Париж и не напишешь

Анна Политковская, июнь 2000:

"У этого города такая сильнейшая магия, что язык твой, проклятый инструмент выдачи тайных порывов, сам собой развязывается, усыпляя упорствующий разум. И тянет прокричать — о том, как и ты был там счастлив. Пусть даже банально, многажды повторенными штампами, пусть вслед за всеми, в том числе самыми великими и гениальными на планете — все равно прокричать, осознавая заведомую проигрышность мероприятия.

Итак, Париж. Конец мая. Цветение каштанов. Пять суток — мои. И только мои..."


Прочитано, на самом деле, в сборнике "За что" - первой книге Анны, которую она сама уже не увидела.
Продолжаю открывать для себя другую Политковскую.